Пите-саамский язык

26.06.2022

Пите-саамский язык (англ. Pite Saami) — один из саамских языков уральской языковой семьи, традиционно распространённый в долине реки Питеэльвен, в коммунах Арьеплуг (Швеция), Бейарн и Салтдал (Норвегия).

По данным на 2000 год, оставалось всего около 20 носителей языка, все из которых проживали по шведскую сторону границы; согласно полевым данным Дж. Вильбура, из 2000 этнических пите-саамов лишь около 30 являются носителями пите-саамского языка.

Социолингвистические сведения

Традиционно пите-саамы занимались оленеводством и вели полукочевой образ жизни, хотя значительная их часть жила оседло и занималась земледелием; между собой две эти группы контактировали мало. К XVIII в. пите-саамы были христианизованы, традиционный уклад их жизни постепенно разрушался. В середине XIX в. была распространённой практика забирать детей в специальные школы, где им было запрещено говорить по-саамски. В XX в. носители пите-саамского языка активно переселялись в крупные населённые пункты, тем самым отрываясь от традиционного рода занятий; сегодня все носители свободно говорят по-шведски. Из тридцати носителей пите-саамского языка все, за одним исключением, старше 50-ти лет, все свободно владеют шведским языком, хотя многие начали его учить только в школе. Лишь пара семей пользуется пите-саамским на каждодневной основе, и эти семьи занимаются оленеводством. Язык редко употребляется в публичных контекстах.

В современной Швеции «саамский язык» признан одним из языков национальных меньшинств и может использоваться в государственных и муниципальных учреждениях, судах, детских садах и домах престарелых в некоторых частях лена Норрботтен, однако языковой акт 2010 года не проводит разницу между саамскими языками, поэтому пите-саамский находится под угрозой не только со стороны шведского, но и со стороны более крупных саамских языков. Этот эффект также усугубляется тем, что собственная письменность на протяжении долгого времени была разработана только для северосаамского языка, который поэтому и используется в официальных контекстах вместо других саамских языков.

Письменность

В 2008 году саамское общество «Arjeplogs sameförening» получило грант на выполнение лексикографического проекта «Insamling av pitesamiska ord», одним из результатов чего стала рабочая версия пите-саамской орфографии. 20 августа 2019 года пите-саамский алфавит и орфография были официально утверждены. Алфавит имеет следующий вид: A a, Á á, B b, D d, Đ đ, E e, F f, G g, H h, I i, J j, K k, L l, M m, N n, Ŋ ŋ, O o, P p, R r, S s, T t, Ŧ ŧ, U u, V v, Å å, Ä ä.

Типологически нетривиальные явления

Строй пите-саамского языка проявляет типологически нетривиальные свойства, особенно в области фонологии — пите-саамский относится к языкам с большим набором согласных фонем: их количество в пите-саамском языке варьирует от 43 до 45 в зависимости от диалекта. Типологически интересным представляется и характер оппозиций в системе согласных: противопоставлены краткие и долгие и не- и преаспирированные ряды согласных. Не менее уникальны для уральских языков явления пите-саамского языка в области морфонологии: градация согласных, умляут, гармония гласных (см. соответствующий раздел ниже).

К нетривиальным явлениям в пите-саамском можно также отнести способ выражения числа у существительных: используется не только суффиксальный способ образования множественного числа, но и нелинейные способы (чередование гласных и градация согласных в корне) или комбинация этих двух способов. Это же верно и для некоторых других грамматических категорий в других частях речи. Если говорить о числе, примечательно трёхчастное противопоставление в глаголе и некоторых местоимениях: единственное — двойственное — множественное число.

Пите-саамский язык принадлежит к числу языков с большой падежной системой, в нём выделяются: номинатив, генитив, аккузатив, инессив, иллатив, элатив, комитатив, эссив и абессив. Атрибутивные прилагательные в пите-саамском языке, модифицирующие существительное, не маркированы ни по каким грамматическим категориям, однако в отсутствие выраженной вершины принимают показатели лица и числа (примеры см. в соответствующем разделе).

Если говорить о глаголе, любопытным представляется наличие пробабилитива в системе наклонений (см. раздел о глаголе ниже).

Лингвистическая характеристика

Фонетика и фонология

Большинство слов пите-саамского языка состоят из двух и более слогов (минимальная структура слова — VCV, где V — гласный, C — согласный и каждый гласный образует слог), однако, например, среди местоимений и союзов встречаются и односложные слова, их возможные слоговые структуры: VC, CV, CVC, CVCC, CVCCC.

Основное ударение всегда падает на первый слог, а все нечётные слоги, начиная с третьего, получают второстепенное ударение (конечный слог не несёт ударения); долготы гласных не влияют на постановку ударения. К примеру:

Типичную структуру слова, состоящего из одной стопы, в пите-саамском языке можно представить следующим образом (прописными буквами обозначены необходимые элементы, строчными — такие, которые могут отсутствовать): cccVccCVcccVccc. Для описания фонологии важно различать следующие составные части словоформы: стопа (первые два слога), начальный консонантный кластер, первый, второй и третий гласный слова, консонантный центр (согласные между первым и вторым гласным), согласные между вторым и третьим гласным и финальный консонантный кластер.

Консонантизм

В пите-саамском языке выделяется 43 согласные фонемы (45, если считать звонкие зубные фрикативные), которые представлены в таблице ниже (в символах МФА):

Характерными чертами саамской консонантной системы являются отсутствие противопоставления взрывных согласных по звонкости—глухости и, напротив, фонологические ряды преаспирированных и долгих согласных (геминат). Преаспирированные согласные, равно как и геминаты, встречаются только в консонантном центре словоформы. После гласного /i/ преаспирация реализуется как [ç], если перед преаспирированным согласным встречается звонкий, происходит регрессивное оглушение. Геминаты отличаются от обычных согласных увеличенной длительностью смычки в случае взрывных согласных и аффрикат и увеличенной длительностью общего звучания в других случаях. У преаспирированных долгих согласных также увеличено время придыхания. В протосаамском языке реконструируются фонемы /ð, ðː/, рефлексы которых сохраняются у некоторых носителей пите-саамского языка в небольшом наборе лексем, в то время как у других заменяются на /t, tː/ или /r, rː/.

Вокализм

В пите-саамском языке выделяют девять гласных фонем, которые представлены в нижеследующей таблице (в символах МФА):

Фонемы /e/ и /o/ реализуются как дифтонги [i͡e] и [u͡o], если находятся в позиции первого гласного в стопе. Фонема /ʊa/ встречается исключительно в первом слоге стопы. Фонема /ɛ/ обычно не встречается во втором слоге стопы, а в этих редких случаях не может предшествовать согласному. В третьем слоге стопы допускаются только фонемы /ɪ, ɛ, a, ʊ/. Кроме того, в ограниченном наборе слов пите-саамского языка в консонантном центре между двумя негоморганными согласными встречается эпентетический гласный [ᵊ], однако этот гласный присутствует в речи не всех носителей и никогда не способствует смыслоразличению и не включается в систему фонем пите-саамского языка.

Морфонология

Чередование ступеней — регулярные морфологические чередования согласных фонем в консонантном центре последней стопы слова. Чередоваться могут преаспирированный и соответствующий непреаспирированный согласный, гемината и соответствующий краткий согласный, сочетание геминаты с кратким согласным и сочетание соответствующего геминате краткого согласного с другим кратким, два кратких и последний краткий согласный, а также три кратких согласных и сочетание из первого и последнего из них. Первая ступень в паре называется сильной, вторая—слабой. Наиболее регулярные чередования ступеней встречаются в системе числа существительных и в спряжении глаголов в настоящем времени. Ниже приведены примеры паттернов альтернации ʰx‑x, xː‑x, xːy‑xy, xy‑y и xyz‑xz, соответственно:

Умлаутом называют регулярные морфологические, не вызываемые фонологическим контекстом, чередования гласных в первом гласном основы. В пите-саамском есть две модели такого чередования: /ɛ/↔/e/ и /ʊa/↔/o/. В парадигме разных лексем фонемы /ɛ/ и /ʊa/, и /e/ и /o/ распределены одинаковым образом. В лексемах, которые участвуют в чередованиях ступеней согласных, /ɛ/ и /ʊa/ обычно совмещаются с сильной ступенью, /e/ or /o/ — со слабой. Эти чередования также ярче всего проявляются в именных парадигмах в формах разного числа, а также в спряжении глаголов в настоящем времени, ниже приведены два примера:

Гармонией гласных называется чередование гласных первого слога основы по месту образования в зависимости от качества гласного второго слога, а именно, гласные средне-верхнего или верхнего подъёма во втором слоге вызывают повышение подъёма гласного в первом. Этот процесс относится к классу морфонологических, а не фонологических, поскольку его появление также зависит от конкретной словоизменительной парадигмы и от части речи. Кроме того, применение правила гармонии к одному и тому же гласному корня не всегда даёт одинаковый эффект, а зависит от принадлежности слова к тому или иному морфологическому классу. Гармония гласных действует в глаголах и существительных, и конкретные модели гармонии различаются как между этими частями речи, так и внутри них; различаются также и морфологические триггеры гармонии гласных. Некоторые примеры приведены ниже:

В таблице ниже представлены модели повышения чередований гласных в первом слоге в глаголах и существительных:

Морфология

Преобладающий тип выражения грамматических значений в пите-саамском языке — синтетический, хотя в парадигме глагола присутствуют аналитические формы будущего времени, перфекта и дуратива, образующиеся при помощи вспомогательного глагола и нефинитных форм лексических глаголов. Выделяются 8 частей речи: существительное, местоимение, прилагательное, глагол, наречие, адлоги, союзы и междометия. Деривационные морфемы регулярно используются для образования существительных и глаголов, в меньшей степени—прилагательных и наречий; располагаются словообразовательные морфемы в словоформе левее, чем словоизменительные. В целом, в пите-саамском языке представлена богатая и разветвлённая система деривационной морфологии (к примеру, продуктивна модель образования отглагольных номинализаций, у глаголов—инхоатива с суффиксом -st и др.).

Если говорить о характере границ между морфемами, то, в целом, можно отметить преобладание фузии. Как словообразование, так и словоизменение используют линейные (доступна исключительно суффиксация) и нелинейные механизмы (чередование ступеней, умлаут и гармонию гласных). Морфемам пите-саамского языка свойственна высокая степень кумулятивности в парадигме как именного, так и глагольного словоизменения; нередки случаи контекстной вариативности морфем, особенно корневых, в силу морфонологических процессов, описывающихся ниже, но также и суффиксальных — в зависимости от словоизменительного класса имени или глагола. Кроме того, во многих случаях невозможно провести границу между падежно-числовыми показателями имени или глагольными суффиксами и корнем.

Существительное

В парадигме именного словоизменения в пите-саамском выделяются три класса, в которых разным образом, кумулятивно или при помощи суффиксов, выражаются категории падежа и числа. Словоформа строится из лексического корня, показателя согласовательного класса и падежно-числового суффикса (Σ + class-marker + case/number); основа имеет до трёх алломорфов в парадигме. Поссессивные суффиксы в современном пите-саамском языке практически не используются. Число — в существительных противопоставлены единственное и множественное — выражается во всех падежах, кроме эссива. Единственное число имеет как генерическую, так и конкретно-референтную интерпретацию. Как уже было сказано, имеется 9 падежей: номинатив, генитив, аккузатив, инессив, иллатив, элатив, комитатив, эссив и абессив.

Номинатив маркирует субъект при непереходном предикате и наиболее агентивного участника при переходном, например:

Генитив маркирует, во-первых, поссессора в именной группе, например:

Кроме того, послелоги также управляют родительным падежом, к примеру:

Аккузативом маркируется прямой объект переходного глагола, как показано в примере (6). В дитранзитивных клаузах аккузатив маркирует тему, а реципиент обозначается иллативом, например:

Помимо того, аккузатив может маркировать существительное, выступающее в роли адъюнкта, обозначающего период времени:

Иллатив маркирует конечную точку глаголов движения, реципиентов, адресатов глаголов речи, а также точку отсчёта в определении отношений родства. Инессивом маркируются существительные, выступающие в роли комплементов копулы или адъюнктов со значением местоположения. Поссессор в поссессивной клаузе с копулой также используется в инессиве, например:

Элативом маркируется источник, исходная точка действия, адресат вопроса, источник боли в копульной клаузе, материал (из которого сделан тот или иной объект), стандарт сравнения, а также агентивный участник при пассивизированном предикате, как в (11):

Комитатив обозначает действующее лицо ситуации, принимающее в ней участие наряду с субъектом, или любого подобного участника, инструмент, стандарт сравнения в том случае, если сравниваемые объекты приравниваются по тому или иному признаку. Референт существительного, маркированного абессивом, не принимает участия в ситуации. Эссивом обычно обозначаются комплементы таких глаголов как ‘становиться’, ‘называться’ и пр. Как отмечалось ранее, маркированные эссивом имена не выражают числа.

Местоимение

Класс местоимений определяется способностью выступать синтаксически в качестве проформы полной именной группы. В пите-саамском языке различаются личные, указательные, рефлексивные, вопросительные и относительные местоимения. Во всех местоимениях выражается падеж, никогда не встречаются абессив и эссив; в личных и рефлексивных местоимениях выражаются единственное, двойственное и тройственное число, в то время как во всех остальных классах местоимений граммем числа только две, как и в именах существительных.

Личные местоимения используются только по отношению к одушевлённым референтам (проще говоря, людям) и не различаются в зависимости от биологического пола референта. У форм именительного падежа есть две формы, к примеру, mån∼månnå «я», из которых односложная является дефолтной, а двухсложная употребляется под фокусом. Показатели, собственно, лица выглядят следующим: m- в 1-м, d- во 2-м и s- в 3-м лице. Основа d- также образует указательные местоимения. Кроме падежа и числа демонстративные местоимения выражают также и отдалённость референта (пространственный дейксис); эта категория включает три граммемы: «близко к говорящему» с суффиксом -á-, «далеко от говорящего» с суффиксом -a- и «очень далеко от говорящего и адресата» с суффиксом -u-. Дистальные указательные местоимения выступают как наименее маркированные с точки зрения удалённости от говорящего и чаще всего встречаются в корпусе; в частности, они преимущественно используются с неодушевлёнными референтами, с которыми невозможно употребление личных местоимений. Также дистальные указательные местоимения используются как анафорические.

Возвратные местоимения строятся с корнем etj- (англ. -self) и согласуются по числу (по всем трём) и лицу с тем местоимением или существительным, с которым они кореферентны. Также изменяются по падежу. Часто используются в эмфатических контекстах:

Вопросительные местоимения подразделяются, во-первых, на имеющие своим референтом человека, образующиеся от основы ge-, и неодушевлённые объекты, образующиеся от основы m-. Также выделяются две группы вопросительных местоимений, относящихся к выбору предмета из множества: первая используется в общем случае и образуется от основы mikkir-, вторая — в случае выбора одного из двух или двух из трёх и более объектов, образуется от основы gåb-. Все прочие вопросительные местоимения образуются от основы g-. Формы относительных местоимений совпадают с формами вопросительных местоимений, относящихся к неодушевленным референтам, однако используются по отношению к референтам любой степени одушевлённости. Они согласуются с референтом по числу, а также изменяются по падежу в зависимости от их функции в релативной клаузе.

Прилагательное

Прилагательные в пите-саамском языке можно разделить на четыре класса в зависимости от их синтаксического и морфологического поведения: неизменяемые (если только вершина группы не опущена, иначе изменяются по лицу и падежу) прилагательные, занимающие атрибутивную позицию в именной группе; прилагательные в предикативной функции, изменяющиеся по числу; демонстративы, занимающие начальную атрибутивную позицию в именной группе; согласующиеся по числу и падежу и неизменяемые числительные. Атрибутивные прилагательные всегда располагаются в препозиции по отношению к модифицируемой вершине, однако следуют за демонстративом, если таковой присутствует, например:

Как сказано выше, в отсутствие выраженной вершины атрибутивные прилагательные принимают показатели лица и числа, однако всё равно могут модифицироваться наречиями и имеют референтом объект, который несёт описываемое ими свойство:

Предикативные прилагательные формируют группу, которая является комплементом копулы årrot ‘быть’ и изменяются по числу:

Интересно, что парадигма изменения предикативных прилагательных по числу совпадает с формами единственного и множественного числа именительного падежа некоторых именных словоизменительных классов. Эти прилагательные, однако же, могут модифицироваться наречиями степени, например nav ‘так, очень’. Основы таких прилагательных не совпадают с основами атрибутивных прилагательных соответствующей семантики, см. примеры (14) и (15), между основами нет прозрачных деривационных отношений. Есть также и примеры супплетивизма внутри предикативных прилагательных, например, unne~smáve ‘маленький’.

Сравнительная и превосходная степени сравнения образуются в равной степени от атрибутивных и предикативных прилагательных при помощи специальных суффиксов; единственное число сравнительной и превосходной степеней предикативных прилагательных совпадает с соответствующей степенью атрибутивного прилагательного. Сравнительная степень образуется преимущественно при помощи суффикса -p, у суффикса превосходной степени есть четыре алломорфа — -mos/-mus/-jmus/-bmus-, выбирающиеся в зависимости от фонологического контекста. Как и прилагательные в положительной степени, могут встречаться в эллиптических контекстах, где принимают показатели числа и падежа:

Указательные местоимения помечают удалённость референта модифицируемой именной группы от говорящего; в них так же наблюдается трёхчастное разделение, как и в указательных местоимениях. Их формы идентичны формам соответствующих указательных местоимений; они согласуются в числе (единственном и множественном) и падеже с модифицируемым именем.

Синтаксическое поведение числительных аналогично поведению прилагательных (аттрибутивных или предикативных), однако числительные никогда не изменяются по числу и падежу даже в эллиптических для модифицируемой вершины контекстах. Числительные всегда представлены в одной форме, вне зависимости от синтаксической функции — предикативной или атрибутивной. Числительные образуют десятичную систему с непроизводными основами для 0, 1-10, 100 и 1000. Составные числительные образуются по формуле Х-låk-X; числительные больше сотни обычно заимствуются из шведского языка, по крайней мере, в имеющемся корпусе пите-саамских устных текстов. Различаются порядковые и количественные числительные, формы приводятся в таблице ниже (vuostas и aktát используются только самостоятельно, производные числительные образуются от форм aktát и guoktát):

Глагол

В пите-саамском языке глаголы морфологически выражают категории лица (1-е, 2-е и 3-е), числа (единственное, двойственное и множественное), времени (настоящее и прошедшее) и наклонения (индикатив, императив и пробабилитив). Форма глагола состоит из корня, показателя словоизменительного класса и флексии (Σ + class-marker + mood/tense/person/number); одна глагольная лексема может иметь до пяти алломорфов корня; все глаголы подразделяются, опять же, на пять спряжений по «тематическому гласному», количеству слогов в основе, набору флективных показателей, типам умлаута и градации ступеней и гармонии гласных в основе. Все финитные глаголы согласуются с субъектом по числу, глаголы в индикативе и пробабилитиве также согласуются с субъектом по лицу, даже если субъект не выражен субстанционально. В индикативе прдеставлены обе граммемы времени: настоящее и прошедшее.

Предикации с глаголами в формах настоящего времени могут иметь различные интерпретации: во-первых, они могут обозначать ситуацию, имеющую место в момент речи, как в (17), во-вторых, общефактические сведения, в-третьих, историческое настоящее, в-четвертых, запланированные ситуации в будущем, как в (18):

В повелительном наклонении глаголы не изменяются по лицу, но имеют три граммемы числа — единственное, двойственное и множественное. Пробабилитив (potential mood) употребляется в случае, когда вероятность наступления события, по мнению говорящего, достаточно высока; маркируется суффиксом -tj-, предшествующим показателям лица и числа, как в примере (19):

Пробабилитив также может использоваться в контексте вежливой просьбы:

В пите-саамской системе глагола представлены четыре нефинитные формы глагола — инфинитив, коннегатив, перфективное и имперфективное глагольные имена, — которые могут сочетаться со вспомогательным глаголом, чтобы перифрастически выражать будущее время, перфект, дуратив и отрицание. Инфинитив имеет суффикс -t и сочетается с глаголом galgat для образования форм будущего времени, к примеру:

Коннегатив не имеет суффикса и характеризуется слабой ступенью градации, используется с отрицательным глаголом для образования отрицания. Отрицательные глаголы — которые существуют также в финском, других саамских языках и эстонском — спрягаются по наклонениям, лицам, числам (единственное, двойственное и множественное) и временам. Это отличает пите-саамский от некоторых других саамских языков (например, северносаамского), в которых склонение по временам может отсутствовать.

Перфективное и имперфективное глагольные имена имеют суффиксы -m и -min соответственно и сочетаются со вспомогательным глаголом årrot ‘быть’ для образования перфекта и дуратива. Имперфективные формы могут использоваться адвербиально, например:

Также в пите-саамском возможно образование пассива, который на морфологическом уровне выражается суффиксом -duvv:

Выделяется класс модальных глаголов, куда входят такие глаголы как máhttat ‘мочь’, ådtjot ‘досл. получать’, virrtit ‘быть должным’, hähttut ‘быть должным’ и sihtat ‘хотеть’.

Наречие

Наречия в пите-саамском языке подразделяются на два класса: производные и непроизводные. Первые регулярно образуются от прилагательных при помощи суффикса -t и слабой ступени градации согласных, например:

Группа лексем используется в пите-саамском языке исключительно в качестве наречий: aj ‘тоже’, ber ‘только’, del ‘очевидно’, ‘тогда’, gal ‘на самом деле’, ihkep ‘может быть’, ilá ‘слишком’, kan ‘возможно’, mudiŋ ‘иногда’, ‘так’, vanj ‘точно’, åbbå ‘веьма’.

Послелог

За исключением предлога dugu ‘как’, управляющего эссивом, предпочтение отдаётся послелогам, которые управляют именной группой в генитиве, см. (27). В корпусе встречаются примеры, когда послелоги стоят в препозиции и также управляют генитивом, однако такие примеры чрезвычайно редки.

Морфосинтаксис

Маркирование синтаксической связи

Как было продемонстрировано выше, в именной группе наблюдается зависимостное маркирование; поссессор маркируется генитивом, см. (7):

В предикации представлено зависимостное маркирование с элементом вершинного: на глаголе маркируются число и лицо субъекта, а глагол, в свою очередь, приписывает ядерным актантам те или иные падежи, см. примеры выше, например (9) или (15):

Кодировка ядерных актантов

В пите-саамском языке наблюдается типичная для уральских языков аккузативная ролевая кодировка. Единственный аргумент непереходного глагола (как агентивный, так и пациентивный) маркируется так же, как агентивный аргумент переходного глагола (28-29), а пациентивный аргумент переходного глагола маркируется аккузативом (30). В дитранзитивной клаузе тема также кодируется аккузитивом, а реципиент—иллативом, см. (9) выше.

Базовый порядок слов

О порядке элементов в разного типа группах сказано в предыдущих разделах; предпочитаемый порядок расположения элементов в клаузе—SVO:

Однако необходимо заметить, что, во-первых, SVO — базовый порядок составляющих в шведском языке, сильное влияние которого испытывает пите-саамский. Во-вторых, в корпусе встречаются вполне прагматически нейтральные примеры с другим порядком, см. (34), а также (6) и (10) выше. Кроме того, иногда допускается опущение субъекта, особенно выраженного местоимением, как в примере (18) или (20), что также затрудняет определение базового порядка составляющих.

Прочие замечания

Кроме сказанного выше необходимо сделать ещё несколько замечаний, касающихся строения предложения в пите-саамском языке. Так, в идентифицирующих копульных клаузах оба аргумента маркируются номинативом, возможны также клаузы, где комплементом копулы является именная группа в инессиве (если описывает местоположение референта) или элативе (о материале, из которого сделан референт). Копульная клауза также может выступать в качестве экзистенциальной с темпоральными адъюнктами:

Копульные клаузы также могут выражать поссессивные отношения:

Частные вопросительные предложения в пите-саамском языке строятся при помощи вопросительного местоимения или другого вопросительного слова или группы, занимающего начальную позицию в предложении:

Для общих вопросительных предложений характерно, однако отнюдь не обязательно, предшествование матричного предиката субъекту, а также вынесение матричного предиката в начало предложения, см. (38); интонационный контур отличается от контура декларативных высказываний незначительно.

Релативные клаузы характеризуются присутствием начального релативного местоимения, которое принимает падеж в зависимости от функции, которую оно имеет в самой релативной клаузе (ограничений на функции не обнаружено), и согласуется по числу с модифицируемой им именной группой. В таких клаузах используется обычная финитная форма глагола, на которую не накладываются никакие дополнительные ограничения.

Между модифицируемой именной группой и релативной клаузой возможно появление послелога:

Список глосс

  • 1, 2, 3 — лица;
  • ACC — аккузатив,
  • AUX — вспомогательный глагол,
  • CONNEG — коннегатив,
  • DEM — указательное местоимение,
  • DIST — дистальнок, ELAT — элатив,
  • GEN — генитив, ILL — иллатив,
  • IMP — императив,
  • INESS — инессив,
  • INF — инфинитив,
  • NEG — отрицательный глагол,
  • NOM — номинатив,
  • PASS — пассив,
  • PL — множественное число,
  • POT — пробабилитив,
  • PROG — имперфектив,
  • PRF — перфектив,
  • PRS — настоящее время,
  • PST — прошедшее время,
  • REFL — рефлексивное местоимение,
  • SG — единственное число,
  • SUPER — превосходная степень.

История изучения

Первые попытки изучения пите-саамского языка были предприняты венгерским учёным И. Халашем в конце девятнадцатого века. Изданное им в 1885 году Евангелие от Матфея на луле-саамском языке («Lule- és Pite-lappmarki nyelvmutatvéanyok és szótár») содержит луле- и пите-саамский словник с переводами на венгерский и немецкий. В 1893 году Халаш издал коллекцию небольших текстов на пите-саамском с переводами на венгерский язык («Népköltési gyüjtemény: a Pite Lappmark Arjepluogi egyházkerületéböl»); среди этих текстов, в основном, традиционные нарративы, однако также есть несколько песен и стихотворений. После него, на протяжении двадцатого века, транскрипции пите-саамских песен (vuole) встречаются в песенниках, часто с переводами на разные языки и музыкальной нотацией. В 1896 году Хараш выпустил сборник под названием «Pite lappmarki szótár és nyelvtan», где содержались морфологические парадигмы и словник с переводом на венгерский и немецкий языки.

В 1926 году немецкий лингвист Э. Лагеркранц выпустил грамматику пите-саамского языка «Sprachlehre des Westlappischen nach der Mundart von Arjeplog», материалы для которой были собраны ими во время трёхмесячной работы с носителями в Норвегии. В книге подробно рассматривается фонология пите-саамского языка, а также морфология и структура клауз. Пите-саамскому языку посвящена диссертация шведского учёного И. Руонга — пите-саамский был его родным языком — «Lappische Verbalableitung dargestellt auf Grundlage des Pitelappischen», где рассматривается глагольная деривация в пите-саамском. Работа финского учёного Ю. Лехтиранта под названием «Arjeploginsaamen äänne- ja taivutusopin pääpiirteet», написанная в 1993 году, рассматривает фонологию и морфонологию пите-саамского языка, также содержит некоторые парадигмы и транскрипции устных текстов, сопровождаемые финскими переводами.

В 2008 году в Гумбольдт-университете Берлина был начат проект по документации пите-саамского языка, основным участником которого был немецкий лингвист Джошуа Вильбур; проект продолжался до 2011 года, после чего был возобновлён в 2013 году во Фрайбургском университете. Данные записывались в течение 23 месяцев в коммуне Арьеплуг. В результате работы был собран 55-часовой корпус записей пите-саамского языка, доступный в настоящее время в языковом архиве в Институте психолингвистики общества Макса Планка. Тексты представлены в корпусе в виде аудиозаписей, сопровожденных транскрипциями, глоссами, переводами на английский и шведский и разнообразными заметками.


Имя:*
E-Mail:
Комментарий: