Целибат

04.06.2021

Целибат (от лат. cælibatus — безбрачие мужчины) — безбрачие (обязательный обет безбрачия для священнослужителей, которые до принятия священного сана не вступили в брак), как правило, принятое по религиозным соображениям.

Целибат в раннем христианстве

Обет безбрачия был распространён в Церкви, как на Западе, так и на Востоке, хотя документов об этом дошло немного. Апостол Павел писал, что в браке нет ничего плохого, но соблюдающий безбрачие поступает лучше:

Апостол Пётр и апостол Филипп были женаты. Относительно наличия жены у апостола Павла существуют различные версии. По мнению Климента Александрийского, апостол Павел был женат:

Климент оспаривает гностиков, все учителя которых — от Маркиона до Мани — видели в целибате непременное условие жизни христианина-гностика. По их суждениям, имеющий жён или мужей, или вступающий в половые связи вне брака, не может считаться полноправным членом христианской гностической церкви, хотя вправе посещать собрания гностиков и слушать там что-либо доброе.

Целибат для клириков был впервые закреплён в правилах Эльвирского собора (начало IV века), который предписывает за его нарушение епископов, пресвитеров, диаконов и иподиаконов навсегда отлучать от церковного общения и даже на смертном одре не давать им прощения (18-е правило).

Целибат в современном христианстве

В православии

В православии, впрочем, как и в восточнокатолических церквях, брак допускается, если его заключение предшествует посвящению в диаконский и священнический сан, поскольку в своём отношении к браку православие руководствуется, прежде всего, правилом VI Вселенского собора:

Понеже мы уведали, что в Римской Церкви, в виде правила, предано, чтобы те, которые имеют быть удостоены рукоположения во диакона, или пресвитера, обязывались не сообщаться более со своими женами: то мы, последуя древнему правилу Апостольскаго благоустройства и порядка, соизволяем, чтобы сожитие священнослужителей по закону и впредь пребыло ненарушимым, отнюдь не расторгая союза их с женами, и не лишая их взаимнаго в приличное время соединения. И тако, кто явится достойным рукоположения во иподиакона, или во диакона, или во пресвитера, таковому отнюдь да не будет препятствием к возведению на таковую степень сожитие с законною супругою; и от него во время поставления да не требуется обязательства в том, что он удержится от законнаго сообщения с женою своею; дабы мы не были принуждены сим образом оскорбить Богом установленный, и Им в Его пришествии благословенный брак. Ибо глас Евангелия вопиет: что Бог сочетал, человек да не разлучает (Мф. 19:6). И Апостол учит: брак честен, и ложе нескверно (Евр. 13:4).

Практика же рукоположения безбрачного духовенства в Русской православной, в Российской ещё церкви, имеет своё конкретное начало в лице Александра Горского. Сподвиг его на этот совершенно новый тогда для Российской церкви шаг митрополит Филарет, написавший целый трактат о примерах целибатных рукоположений, которые были в Древней церкви и в позднейшей церковной истории.

Кандидатов во епископы избирают исключительно из числа монахов малой схимы. В Русской православной церкви, как и во многих других Поместных православных церквях, епископ не может быть немонахом, то есть во епископы рукополагают исключительно из числа архимандритов (высший сан монашествующих пресвитеров), но никак не из числа безбрачного или женатого белого (то есть не монашествующего) духовенства. Другими словами, из числа как безбрачных, так и женатых иереев, протоиереев и протопресвитеров во епископы не рукополагают. В виде исключения возможна архиерейская хиротония безбрачного или вдового белого священника, однако перед этим он должен быть пострижен в малую схиму и возведён в архимандриты.

В католицизме

Целибат католических священников был узаконен в Западной Церкви в эпоху папы Григория Великого (590—604), но утвердился де факто только к XI веку (в правление папы Григория VII) после Григорианских реформ. В Восточной Церкви целибат отверг Трулльский собор (691—692), не признанный католицизмом.

Обет безбрачия предписывает соблюдение целомудрия, нарушение которого рассматривается как святотатство. Священникам запрещено вступать в брак или состоять в ранее заключённом браке. Недействительными объявляются также попытки заключения брака, предпринятые после посвящения в сан, начиная с диаконского.

Безбрачию духовенства посвящён отдельный пункт (п. 16) декрета Второго Ватиканского Собора о служении и жизни пресвитеров «Presbyterorum ordinis».

Presbyterorum Ordinis, 16 (цитата)

Совершенное и постоянное воздержание ради Царства Небесного, предлагаемое Христом Господом, на протяжении веков и даже в наши дни добровольно принимаемое и похвально соблюдаемое немалым числом верных Христу, Церковь всегда считала особенно важным для священнической жизни. Оно является знамением пастырской любви и в то же время побуждением к ней, особым источником духовной плодотворности в мире. Конечно, оно не требуется самой природой священства, как это видно из практики древней Церкви и традиции Восточных Церквей, где, кроме тех, кто по дару благодати вместе со всеми Епископами решает соблюдать безбрачие, есть также весьма достойные женатые Пресвитеры. Поэтому, когда Святейший Собор предлагает безбрачие для духовенства, он никоим образом не намеревается менять иную дисциплину, которая законным образом действует в Восточных Церквах. С любовью призывает он всех, кто принял священство, уже состоя в браке, оставаться в своём святом призвании, продолжая со щедрой полнотой посвящать свою жизнь вверенному им стаду.

Однако безбрачие приличествует священству по многим соображениям. Ведь миссия священника целиком посвящена служению новому человечеству, которое Христос, Победитель смерти, пробуждает в этом мире Своим Духом и которое имеет свой источник «ни от крови, ни от хотения плоти, и ни от хотения мужа, но от Бога» (Ин 1, 13). Соблюдая девственность или безбрачие ради Царства Небесного, Пресвитеры посвящают себя Христу в новом и возвышенном качестве, легче с нераздельным сердцем следуют Ему, свободнее посвящают себя в Нём и через Него на служение Богу и людям, успешнее служат Его Царству и делу благодатного нового рождения и таким образом оказываются способнее к принятию более широкого отцовства во Христе. Этим они свидетельствуют перед людьми, что хотят безраздельно посвятить себя порученному им служению, то есть обручать верных Единому Мужу и представить их Христу чистой девой, напоминая о таинственном брачном союзе, который основан Богом и в грядущие сроки явится во всей полноте — о том союзе, в силу которого Церковь имеет Единого Жениха: Христа. Наконец, они становятся живым знамением грядущего мира, уже присутствующего через веру и любовь, в котором чада воскресения не будут ни жениться, ни выходить замуж.

Этими соображениями, основанными на тайне Христа и Его посланничества, безбрачие, которое прежде лишь рекомендовалось священникам, было впоследствии в Латинской Церкви предписано законом всем, кого возводят в священный сан. Сей Святейший Собор вновь одобряет и подтверждает это законодательство в отношении предназначаемых к Пресвитерату. Уповая на Дух, он верит, что дар безбрачия, столь подобающий священству Нового Завета, щедро даруется Отцом, если те, кто участвует в священстве Христа через таинство рукоположения, а также вся Церковь в целом, будут смиренно и настойчиво просить об этом. Священный Собор призывает также всех Пресвитеров, которые свободно и добровольно, уповая на благодать Божию, приняли святое безбрачие по примеру Христа, к тому, чтобы, всей душой и всем сердцем держась этого состояния и верно в нём пребывая, они признавали его преславным даром, который был дан им Отцом и так явно превозносится Господом, а также памятовать о великих тайнах, знаменуемых и осуществляемых в нём. И чем более в современном мире совершенное воздержание считается многим людьми невозможным, тем с большим смирением и постоянством Пресвитеры вместе с Церковью будут испрашивать благодать верности, в которой никогда не отказывается просящим о ней, употребляя одновременно сверхъестественные и естественные средства, имеющиеся в распоряжении у всех. Они должны прежде всего следовать тем аскетическим правилам, которые утверждены опытом Церкви и не менее необходимы в современном мире. Итак, сей Святейший Собор призывает не только священников, но и всех верных дорожить этим драгоценным даром безбрачия священников и просить Бога, чтобы Он всегда изобильно наделял этим даром Свою Церковь.

В «Кратких Краковских анналах» (ANNALES CRACOVIENSES BREVES) содержится следующая запись: «1197. В Польшу пришёл кардинал Пётр Второй, который постановил заключать браки перед лицом церкви и запретил священникам иметь жён».

В латинском обряде Римско-Католической Церкви целибат распространяется на епископов и священников, а также большинство диаконов. В малые чины (ordines minores) теоретически могли посвящаться женатые мужчины, или же клирики, посвящённые в них, могли жениться, но поскольку на протяжении многих веков эти степени церковнослужения рассматривались лишь как ступени к священству, на практике этого не происходило. Обещание жить в целибате клирики приносили при посвящении в сан субдиакона.

Папа Павел VI (1897—1978) упразднил малые чины (они сохранились только у традиционалистов), заменив их служениями аколита и чтеца, не связанными со статусом клирика. Он также вновь ввёл исчезнувший в Средневековье институт постоянных диаконов (то есть диаконов, не собирающихся становиться священниками), в числе которых могут быть женатые мужчины старше 25 лет (во многих странах этот возраст увеличен местным церковным законодательством).

В виде исключения в латинском обряде Католической церкви рукополагаются в священный сан женатые мужчины, обратившиеся из англиканства и других ветвей протестантизма, где они выполняли роль клириков, пасторов и т. п. (Католическая Церковь не признаёт действительности их священства, однако они могут принять рукоположение).

Обязательный целибат не распространяется на клир Восточнокатолических церквей, в том числе греко-католиков. Восточнокатолические священники руководствуются своим собственным каноническим правом (см. Кодекс канонов Восточных церквей) и имеют право состоять в браке, если он был заключён до принятия клириком священного сана.

Обязательность целибата в настоящий момент — предмет активных дискуссий. В США и в Западной Европе некоторые католики склоняются к одобрению отмены обязательного целибата для «белого» (немонашествующего) духовенства латинского обряда. Папа Иоанн Павел II решительно высказывался против проведения реформы.

В одной только Италии за последние несколько лет ради и из-за женитьбы лишились сана, по разным данным, от шести тысяч до нескольких десятков тысяч священников.

В протестантизме

Англикане и практически все протестанты отдают предпочтение женатым священникам.

Целибат в других религиях

  • В Древнем Риме обет безбрачия давали служительницы культа Весты. Нарушительниц обета закапывали в землю живьём.
  • В индуизме целибат может принимать форму временного или пожизненного отказа от секса ради духовного самоосознания и получения трансцендентного знания.
  • В буддизме монахами даются обеты безбрачия ради духовного роста и самопознания.
  • В иудаизме отрицательное отношение к безбрачию основывается прежде всего на прямом библейском предписании плодиться и размножаться (Быт. 1:28). Безбрачие несовместимо также с еврейской концепцией, по которой мужчина, если он не женат, рассматривался лишь как половина человеческого существа. Иудаизм не только не видит в безбрачии средство для достижения святости, но, наоборот, считает безбрачие помехой личному совершенствованию. Это ярко иллюстрирует термин киддушин (освящение), употребляемый для обозначения церемонии обручения как первого шага к вступлению в брак, а также библейское указание на то, что первосвященник должен быть женат (Лев. 21:13). Неженатые люди не допускались к некоторым общественным и религиозным должностям, например, судей по тяжким уголовным преступлениям (Санх. 36б). Еврейские моралисты защищали строгий самоконтроль, а иногда даже известную степень аскетизма, но не поощряли безбрачия или какой-либо формы монашества. Представление о том, что в браке есть нечто аморальное, было опровергнуто Нахманидом ещё в 13 в. в специальном трактате, посвящённом этой теме. Традиционный еврейский взгляд на брак нашёл своё наиболее отчётливое выражение в следующем положении Шулхан аруха: «Каждый человек обязан жениться, чтобы выполнить свой долг продолжения рода, и всякий, кто не участвует в продолжении рода, как бы проливает кровь, умаляет Божий образ и принуждает Шхину покидать Израиль» (ЭхЭ. 1:1). Традиция предоставляет религиозному суду право принуждать к женитьбе неженатого мужчину после того, как ему исполнилось двадцать лет. Однако с конца средних веков такое принуждение не практиковалось.

Имя:*
E-Mail:
Комментарий: