Великогагин, Даниил Степанович

01.04.2021

Князь Даниил Степанович Великогагин (ум. 1675/1676) — русский государственный и военный деятель, воевода и окольничий (1655).

Биография

Представитель ярославского княжеского рода Великогагиных. Родоначальником рода был воевода князь Василий Андреевич Большой Гага (ум. после 1555). Единственный сын стольника, князя Степана Ивановича Великогагина (ум. 1646). Рюрикович в XXV колене.

В 1647-1649 годах князь Даниил Великогагин служил городовым воеводой в крепости Великие Луки. В 1651 году находился на воеводстве в Брянске. В 1655 году в чине окольничего руководил Приказом хлебного сбора. В 1656 году управлял Монастырским приказом.

В феврале 1657 года князь Даниил Великогагин был назначен товарищем (заместителем) полкового воеводы, князя Ивана Петровича Пронского, в Полоцке. Однако Д. С. Великогагин "у сказки бил челом, что ему «с князем Пронским быть невместно». Царь Алексей Михайлович приказал князя Данилу Степановича Великогагина посадить в темницу, а затем выдать его головой на двор боярина князя Ивана Петровича Пронского. После его этого князь Д. С. Великогагин был назначен «осадным воеводою» в Полоцке.

После возвращения из Полоцка в Москву в 1661 году князь Даниил Великогагин представлял царю Алексею Михайловичу послов германского императора Фердинанда Габсбурга — «дона Алегрета Алегретуса, Ягана Детернга фон Лорбаха и дона Франциска Холодора кавалера». Он же объявлял их дары. В мае 1662 года представлял царю тех же послу при их отпуске из Москвы.

В марте 1663 года царь Алексей Михайлович отправил князя Д. С. Великогагина с титулом наместника галицкого в Левобережную Украину для присутствия на генеральной казацкой раде при избрании нового украинского гетмана. 17 июня под Нежином началась генеральная рада. Туда прибыли епископ Мефодий, главные претенденты Я.Сомко и И. Брюховецкий, все полковники и старшины, простые казаки и мещане. Для предупреждения возможных беспорядков всем старшинам и рядовым казакам было приказано прибыть на раду без оружия. Посреди площади поставили стол, рядом с ним — кресло для князя, а ниже площади, где происходила рада, была разбита «царская черного цвета палатка», за которой рядами вооруженные московские ратники. Ударили в котлы, и казацкие полки начали собираться в круг, но, вопреки приказу московского вельможи, с пушками и оружием в руках. Данила Великогагин напомнило своём приказе насчёт оружия, и старшина, сняв оружие, отдала его своим слугам. Когда казаки собрались в круг, из царской палатки вышел князь и стал читать «верющую грамоту». Выслушав до конца грамоту, полковники, старшины и все полки «ударили челом за государево жалованье и милостивое слово». После этого князь стал читать речь, но полковники, сотники, атаманы, есаулы, казаки и чернь, поддерживавшие И. Брюховецкого, не дослушав до конца речь боярина, стали провозглашать гетманом Ивана Брюховецкого и, по своему обыкновению, стали подбрасывать вверх шапки. То же самое сделали полковники и казаки из лагеря Якима Сомко. Его конница с бунчуком, литаврами и знаменами, за ней пехота Сомко вскочили в ряды казаков, сторонников И. Брюховецкого, и все вместе произвели замешательство на раде. Произошел бой, во время которого окольничий князь Д. С. Великогагин «с товарыщи» был сбит со своего места, многие его спутники были ранены, а некоторые убиты. После скоротечного боя рада была «разорвана», и казаки разошлись по своим обозам. На другой день Великогагин отправил майора Непейцына к Ивану Брюховецкому и Якиму Сомко с приказом, чтобы вновь прибыли на раду, а своим воинам приказали прибыть на раду без ружей, ссор не заводить и убийств не чинить. Вскоре в царский шатер к Великогагину прибыл Яким Сомко с пятью полковниками и объявил, что сотники, атаманы, есаулы и казаки из его полков и «чернь», бывшая при них, перешли на сторону И. Брюховецкого и хотели его умертвить вместе с его сторонниками-полковниками. Князь Д. Великогагин приказал немедленно отправить Я. Сомко и его старшин в город Нежин под охрану воеводы М. Дмитриева. Затем Данила Великогагин отправил майора Непейцына к Ивану Брюховецкому, приглашая его прибыть на раду. Брюховецкий прибыл вместе с 40 тысячами своих сторонников. На раде вновь зачитали «верющую грамоту», князь опять сказал речь, после чего начались выборы гетмана. Новым гетманом Малороссии единогласно был избран Иван Брюховецкий. 18 июня в соборной церкви Нежина был отслужен молебен с многолетием о здравии государя, а после молебна новый гетман принес присягу на верность царю Алексею Михайловичу и получил от князя Д. С. Великогагина грамоты на гетманство, на булаву и на гадячское староство. Вскоре после этого князь Даниил Великогагин был отозван в Москву, не успев договориться с гетманом Иваном Брюховецким об условии нахождения на Украине русских гарнизонов. С царскими грамотами и милостивым словом к епископу Мефодию, к новому гетману и ко всему Войску Запорожскому были посланы дьяки Д. Башмаров и Е. Фролов. Гетман Иван Брюховецкий и старшины в беседах с ними оспаривали правильность записанного князем Великогагиным в статейном списке постановления относительно количества хлебных запасов, предназначенных московским ратным людям, а также относительно жилых деревень, якобы обещанных на прокормление воеводам, и мельниц, обещанных воеводам и начальным людям. Они докладывали, что с князем Д. С. Великогагигым у них была лишь устная договоренность, поэтому они не могут подписывать договор, о котором их говорят дьяки.

В 1666-1669 годах князь Даниил Степанович Великогагин служил воеводой в Пскове. В это время были учреждены почтовые сношения между Псковом и Ригой и между Псковом и Москвой. С частных лиц брались «ямские деньги» за провоз писем, денег и посылок. Опасения, что иноземцы не сразу подчинятся новым порядкам, побудило царя сделать следующее распоряжение: «А что иноземцы в Пскове для торговых промыслов живут, и от себя им как своих, так и наемных гонцов не посылать, и никого в Москву и Ригу не нанимать и с проезжими людьми под заповедью не посылать же, и сказать им с большим подкреплением».

В 1672-1674 годах князь Д. С. Великогагин находился на воеводстве в Киеве. В начале 1675 года он вернулся в Москву.

Ещё в 1614 году Даниил Великогагин владел «вотчинными деревнишками в разных городах 285 дворов крестьянских, а поместья не было ни одной чети». В июле 1652 годах он подал об отпуске его в «деревнишки» из-за пожара. «Московские дворишки сгорели, — писал он в своей челобитной, — И у меня и у племянников моих рухлядишка пригорела ж без остатку, а аз, холоп твой, на пожарище лежу болен».

Князь Данила Степанович Великогагин был человеком богомольным, сохранились его челобитные об отпуске его «по обещанию» в Троице-Сергиев, Никитский, Переяславский и Пафнутьев Боровский монастыри.

Скончался в 1675/1676 году, оставив после себя двух сыновей:

  • Князь Юрий Данилович Великогагин (ум. после 1676), стряпчий (1672) и стольник (1676), женат на княжне Анне Ивановне Пожарской
  • Князь Иван Данилович Великогагин (ум. 1700), комнатный стольник (1676), женат на Прасковье Петровне Вердеревской. Погиб в битве под Нарвой.

Имя:*
E-Mail:
Комментарий: